“У меня всегда была занижена самооценка” (Газета “Амурская правда”, 2012 208 (27517) 9 ноября 2012)

Ирина Климова Амурская правда

После школы перед Ириной Климовой лежала прямая дорога в Бауманский институт, но умница и красавица втайне от родителей подала документы в театральное училище. И прошла, несмотря на огромный конкурс. Сегодня она не только обаятельная актриса, телеведущая, психолог, певица и продюсер, но и профессионал киноискусства.

На фестиваль “Амурская осень” Климова приехала в качестве члена киножюри. И к мнению этой хрупкой блондинки прислушиваются маститые режиссеры. “Все анекдоты про блондинок — полная ерунда”, — призналась Ирина, которая стала гостем редакции “Амурской правды”. Журналистам АП она рассказала о своей жизни, разводе и дала несколько советов, как хорошо выглядеть.

“В 30 ЛЕТ ВЫГЛЯДЕЛА НА 15”

— Вы впервые в Благовещенске, как вам наш город?

— Очень тяжело адаптироваться, не могу спать ночью. Благовещенск приятный город. Такое ощущение, что у вас просторно, много воздуха. Очень красивые старые купеческие дома. Я успела сходить в церковь. Заказала молебен у иконы Албазинская Божья матерь. У меня папа болеет. Люди у вас хорошие, гостеприимные и доброжелательные. Я когда летела, в самолете познакомилась с благовещенкой. Мы с ней подружились, сейчас созваниваемся.

— “Амурская осень” отличается от других фестивалей?

— Вообще ваш фестиваль на меня произвел грандиозное впечатление. Я не часто выезжаю на подобные мероприятия. В России 170 кинофестивалей, плюнешь, на него попадешь. Если честно там делать нечего. Для меня тусоваться — мука страшная. Надо пить с утра до ночи, тогда хоть чем-то занят. Здесь меня поразило открытие “Амурской осени”. В и июне я была в Черногории на детском фестивале. Мы сами писали программу, оформляли сцену, где кроме занавесок ничего не было. Как в пионерском лагере надували шарики и прикрепляли. Ваши декорации, костюмы, свет, звук, отрепетированное действие — дорогого стоят.

— Вы не из театральной семьи, почему решили стать актрисой?

— Я думаю, что это судьба. Говорят в семье не без урода. В моей семье все экономисты, химики и математики. А мне еще в детстве нравилось кого-то изображать. Я перепела все советские пластинки, любила копировать людей. В шесть лет в детском саду я выступила в роли Снегурочки. Это был мой первый спектакль. Мама шила мне сапожки из марли. Потом, уже учась в сильной московской физико-математической школе, пришла в драмкружок, где переиграла все роли. Мне прямая дорога была в Бауманский институт, но я поняла, что не могу жить без сцены. Свое решение я долго скрывала от родителей. Мне казалась, что это какая-то сомнительная, несерьезная профессия. Моя подруга подала документы в Щукинское училище. Я втайне от папы и мамы съездила, узнала какие необходимо сдавать экзамены. О том, что в Москве есть другие театральные вузы, я даже не подозревала. Я была странной девушкой, не от мира сего. Прослушивание и вступительные экзамены я сдала спокойно. Благополучно поступила, без нервов, без напряжения. И только потом услышала, что в тот год в Щуке было 600 человек на место! Если бы я это знала с самого начала, то даже не рискнула туда шагнуть. У меня всегда была занижена самооценка.

— Ирина, на роль Слоника в “Зимней вишне” вы попали совсем юной девушкой….

— Не совсем юной, на тот момент мне уже было 23 года, я окончила училище, работала в театре. Я очень долго выглядела юной девочкой. Лет в 26 я играла в спектакле “Куколка”. Люди приходили и спрашивали, сколько девочке лет —13, 16? Потом моя юность сыграла со мной злую шутку. Когда мне было тридцать лет, мы с мужем отдыхали в Турции. Я подошла с бокалом к бармену и мне не налили пива. Пришлось нести паспорт.

— Вам повезло работать с Виталием Соломиным…

— Да мне везло на коллег. Очень важно, когда мужчина — хороший семьянин. На съемках Виталий каждые два часа звонил жене и дочкам, рассказывал, что с ним происходит. И нам все время про них рассказывал. Покупал подарки. Потрясающий мужчина, артист, а мыслями он все время был дома. У Виталия было удивительное качество, которое вначале меня испугало. Мы репетировали сцену в “Зимней вишне” — влетаем в озеро на машине. Выходим из нее, разговариваем и идем к берегу. Виталя хватает меня за шкирку и начинает трясти. Это было так неожиданно. В кадре получилась живая сцена: я кричу, он кричит, брызги летят.

— Чем объяснить всенародную любовь “Зимней вишни”. Фильму тридцать лет, а смотрится на одном дыхании?

— Для меня это загадка. Я не ожидала, что роль Слоника станет моей визитной карточкой. И роль то не очень большая. Я ее воспринимаю, как эпизодическую. Никогда не предавала ей значение. У меня порядка 40 картин, а узнают только по этой. Возможно у “Вишни” интересная история, душевность. Присутствует и магия режиссера. Каждый творец вкладывает в картину частичку своей души. А у Масленникова она добрая и щедрая.

С НЕЗДОРОВЫМИ ЛЮДЬМИ ЛУЧШЕ НЕ ЖИТЬ

— Как вы стали ведущей “Клуба бывших жен”?

— Это связано с личными обстоятельствами. Когда программа только создавалась, мне предложили ее вести. Но я на тот момент была замужем за Алексеем Ниловым. Как только я развелась, меня снова попросили стать ведущей. Это шоу дорогое, поэтому оно не очень традиционно для телевидения. Одна программа снималась четыре дня. Очень жаль, что “Клуб” закрыли. Были хорошие рейтинги, мы были на взлете. Была даже мысль расширить тему и на лобное место позвать мужчин. У организаторов было желание поработать с парами. Однако потом мы стали неформатными. При этом повторы “Клуба бывших жен” показывали три года.

— Истории, которые вы обсуждали — реальные?

— Абсолютно. Истории, судьбы и чувства, которые героини испытывали, были настоящими. Девочки приходили на кастинг. На шоу отбирали несколько человек с наиболее интересными историями. Смотрели на внешность, на то, как человек смотрится в кадре. Реальными были и мужья. Мужчины жестко разговаривали с нами по телефону. Бывало, что и трубки бросали. Моменты шоу были в эпизодах. Психологи подсказывали девочкам, как поступить.

— Ирина, как не оказаться героем программы “Клуб бывших жен”?

— Если бы знала, то там не оказалась. Женщины вынуждены быть сильными хочешь ты этого или нет. Лучший генофонд мужчин куда-то исчез. Может, войны повлияли. Боюсь, что легко нам не будет. Единственная надежда на детей. Их надо воспитывать настоящими мужчинами. Надо внимательнее подбирать партнеров. Не торопиться под венец и не бросаться в отношения, как в омут с головой. Астрологи говорят, надо проверять человека год. За это время можно выяснить, какой на самом деле ваш избранник. Надо посмотреть на родителей и даже бабушек, дедушек парня, какой в его семье существует уклад. Как правило, все тянется оттуда. Я, к сожалению, этого не сделала. С родителями Нилова даже знакома не была. Хотя до этого у меня был опыт десятилетнего брака. Расставаться с первым мужем было тяжело. Мы жили как родственники, срослись энергетически, но чувства угасли. Тогда я усилием воли убирала всю информацию об этом человеке. Все вещи, фотографии с глаз долой. Держала себя за руку, чтобы не позвонить. Время растворило ниточки привязанности. Не надо бояться остаться на какое-то время в одиночестве. Надо любить себя холить и лелеять, понимать, что ты уникальный человек, другого такого нет. Не позволять по отношению к себе грубости, хамства и рукоприкладства. Как только это началось, разворачивайтесь и уходите.

— О вашем разводе с Алексеем Ниловым говорила вся страна…

— Обсуждали дольше, чем мы жили вместе. Мы с Ниловым были всего несколько месяцев. На пальцах посчитать. Мы же в разных городах пребывали, поэтому не прошли проверку на прочность. У мужа была болезнь, с которой справиться невозможно. С нездоровыми людьми лучше не жить. Это опасно. Сейчас развод — нормальное явление, женщины все берут на свои плечи, папы — уклоняются от воспитания детей. Мужчины, на мой взгляд, стали очень слабые. Может у вас на Дальнем Востоке они сохранились, в Москве — просто кошмар, посмотреть не на кого. А ведь раньше у мужчин, в том числе и актеров, была такая закалка, закваска на верность. 30-50 лет вместе с женой, и это воспринималось абсолютно нормально.

— Расскажите о своей работе в Петербургских тайнах?

— Это, пожалуй, одна из моих любимых картин. Это время вспоминаю с большим удовольствием Хороший материал. Фантастический режиссер. Он репетировал с нами как в театре, заставлял артистов приходить с выученными текстами. Мы разбирали каждую сцену, репетировали, добиваясь нужных чувств. Это была очень качественная работа. Сам роман довольно мрачный, а фильм “Петербургские тайны” — получился хороший. Для любой артистки костюмная роль — всегда подарок. Это так приятно носить платья и делать прически. Кринолины, соответствующий интерьер и ощущение себя в другом времени. Фильм снимался в старинной усадьбе, там санаторий был. Администрация не заплатила за коммунальные услуги, и там отключили отопление. Было начало весны, жутко холодно. Мы согревали друг друга.

— Вы сейчас выступаете, как продюсер. Красивой женщине легче искать деньги, чем мужчине?

— Труднее. У всех мужчин в глазах только деньги. Сначала они смотрят на счетную машинку, потом на молодую красивую женщину. Был период, когда я входила в шоу бизнес. В 1998 году я записала свой альбом. До второго не дошла, дорогое удовольствие.

БЕЗ КОСМЕТИКИ НИКУДА

— Персонал гостиницы “Азия” отметил, что вы самая стильная гостья “Амурской осени”. Где и по какому принципу подбираете одежду?

— Для меня это неожиданное заявление. Многие театральные актрисы в жизни предпочитают ходить без косметики. Так удобней и полезней. У меня с детства ощущение — если ты артист, значит не совсем обычный человек. Должна быть в женщине какая-то изюминка. Как-то утром я пошла с ребенком в поликлинику без макияжа. Рядом сидела женщина и заявила: “Ты почему не накрасилась, ты же артистка!” Поэтому я очень редко выхожу из дома без косметики. Одеждой я не озабочена. Покупаю ее везде. Сегодня в Москве одеться невозможно. Все завалено шмотками жуткого качества. Как будто везут одежду из каких-то заграничных помоек. Как золото добываешь из недр симпатичную обновку. Есть и хорошие вещи, но стоят целое состояние. Вы в Благовещенске в лучшем положении находитесь. Через речку переехали и открылась волшебная лавочка. Я не гонюсь за брендами, а доверяю интуиции. Ведь не все что на пике популярности идет человеку. Если одежда тебя украшает — значит этой твой стиль.

— Расскажите о вашем сыне.

— Сыну 9 лет. Хочет стать химиком-изобретателем, хотя не знает значение слова химик. У него страсть к “Лего”. Все, что продается в магазинах, есть дома. Сначала собираем с ним по инструкции, потом он конструирует невероятные вещи — корабли, машины, космические станции. В гимназии, где учится сын достаточно серьезная программа. Не знаю, как мы ее осилим. Сидим на уроках 5-6 часов, а потом еще пять часов делаем домашние задания.

“В ДЕТСТВЕ Я БЫЛА ПОЛНЕНЬКОЙ”

— Не могу не спросить, как вам удается так хорошо выглядеть? Поделитесь рецептами красоты с нашими читательницами?

— Меньше есть. Я за свою жизнь попробовала все рецепты похудания, которые существуют. Я склонна к полноте, поэтому всю жизнь борюсь с лишним весом. Ела горстями тайские таблетки, гербалайфы и другие биодобавки. Сидела на монодиетах: морковной, кефирной. Все это дает временный эффект. Как только ты перестаешь этим заниматься, все возвращается, да еще и с запасом. Единственный совет — следите за питанием. Я практически не ем хлеб, картошку, макароны. Не люблю сладкое. Я себя в этом убедила, хотя в детстве обожала торты с кремом. Ела их ложкой и была полненькой. В 8 классе влюбилась и поняла, что не привлекаю внимание противоположного пола. Тогда начала изучать диеты, бегать. Сейчас я занимаюсь шейпингом, аэробикой. Хожу с ребенком в тренажерный зал. Не могу сказать что регулярно, один-два раза в неделю.

С возрастом я поняла, что обязательно надо пить много воды. Она очищает и питает кожу изнутри. Каждое утро я наношу сметану на лицо. Если есть отеки она их быстро снимает. Раз в неделю использую отшелушивающие скрабы. Посещаю сауну. Перепробовала много разной косметики, тратила на это бешеные деньги, но пришла к выводу, что наш “Детский” крем прекрасно питает кожу.

Варвара Сиянова, 9 ноября 2012 / Источник: газета “Амурская правда”