“Обыкновенное чудо Ирины Климовой” (Газета “Театральный курьер”, май 2002 г.)

Известность пришла к Ирине Климовой после выхода на телеэкраны сериалов “Зимняя вишня” (Слоник) и “Петербургские тайны” (Долли). К тому времени были уже съемки более, чем в 20 фильмах. Она родилась в Москве. С детства мечтала стать актрисой. Родители же (отец – экономист, мать – химик) хотели, чтобы Ира закончила технический ВУЗ и получила “серьёзную профессию”. Когда дочь объявила им о том, что собирается поступать в театральный институт, они не стали её отговаривать, надеялись, что Ира провалит экзамены. А она между тем легко поступила в Щукинское. После дипломной постановки Иру пригласили на работу сразу 12 московских театров. Она выбрала театр им.Моссовета, где сейчас играет в спектаклях “Куколка”, “Мамаша Кураж и её дети”, “Иисус Христос – суперзвезда” и “Шиворот-навыворот”.

– Еще когда Вы были студенткой, Михаил Ульянов предлагал вам пойти работать в театр им. Вахтангова. Но вы отказались. Почему?

– Было несколько причин. После дипломного спектакля y меня началась депрессия.Четвертый курс дался мне тяжело: я так устала, что потеряла голос, и не было сил где-либо играть. Кроме того, Театр имени Вахтангова вызывал панический страх. Я не понимала, как это я, вчерашняя студентка, буду на равных играть c актерами, которые преподавали мне в “Щуке”. Я написала Ульянову письмо – десять страниц извинений и просьб не сердиться на меня за отказ. Когда депрессия прошла, я выбрала Театр имени Моссовета. A через шесть лет оттуда ушла.

– Закулисные интриги достали?

– B “Моссовете”, что большая редкость для актерской среды, интеллигентный состав.Молодых не зажимают. Причина в другом. Так случилось, что все исполнители роли Иисуса из нашей труппы разъехались по своим делам – один в Америку, другой в Германию, и играть главную роль в спектакле “Иисус Христос-суперзвезда” было некому. И тут я предложила нашему режиссеру Валерия Боровинских. (Боpoвинских – исполнитель главной роли в мюзикле “Метро” – ред.) A когда вернулись основные исполнители, Валеру начали тихонечко отодвигать. Я пришла к главрежу и спросила: “Как же так? Ведь Валера выручил всех нас. Вы слово дали, что все будет нормально”. И получила ответ: “Ну, Ирочка, ты ведь должна понимать, что театр – жестокая вещь”. Я чувствовала вину перед Валерой. Но изменить ничего не могла. Поэтому, хлопнув дверью, ушла из театра… домой, на кухню, готовить, для Валеры борщи K тому времени мы c ним уже жили вместе.

– Неужели не тосковали по сцене?

– Конечно, роль образцовой домохозяйки утомляла меня. Я чувствовала, что начинаю звереть в четырех стенах. Чтобы не сойти c ума от скуки, я стала изучать психологию и астрологию. Ходила на курсы, читала специальную литературу. A однажды, наверно, от безысходности, меня осенила идея: почему 6ы не попробовать петь? Случайно познакомилась c очень талантливым композитором Колей Парфенком. Он написал для меня песню “Детский сон”. Мы сняли на нее клип, затем вышли клипы “Я так устала ждать” и “Романс”, которые получились очень удачными и принесли мне известность как певице. Сейчас я записываю свой второй альбом.

– Вас c Валерой всегда считали идеальной парой – оба красивы, молоды, талантливы. И вдруг разошлись…

– Просто истекло время нашего союза. Думаю, нам обоим надо было пройти определенный период вместе. B течение восьми лет мы были необходимы друг другу. Мое появление в жизни Валеры стало в какой-то мере судьбоносным: почти все проекты в его творчестве возникали c моей подачи – и “Иисус”, и съемки в клипах, рекламе. На прослушивание в мюзикл “Метро” я его чуть ли не пинком втолкнула. Валеру утвердили на главную роль. Вскоре к нему пришел настоящий успех, ему хотелось наслаждаться славой, радоваться. A y меня, наоборот, началась депрессия: меня не покидало ощущение, что моя творческая жизнь остановилась. Музыка не смогла заменить мне театр. K тому же из-за финансовых проблем приостановилась запись моего первого альбома. На фоне Валериного подъема мой душевный кризис только усугублялся. Я поняла, что надо менять ситуацию. Мы мешали друг другу…

Странно, но когда-то сложности только сплачивали нас. Мы жили вдвоем в маленькой комнате в коммуналке. Вся наша мебель – это матрац на полу, коробки, в которых лежали вещи, вместо стола – ящик. На фоне этого убожества цветной телевизор казался непозволительной роскошью. По квартире бегало безумное количество тараканов и мышей. Плюс еще доставал сосед-алкоголик, который водил к себе каждый день человек двадцать собутыльников, и они устраивали жуткие попойки. Ужас. Я выходила из своей комнаты c нагретыми щипцами, потому что передвигаться по квартире было небезопасно… A когда мы наконец решили квартирный вопрос и выбрались из нищеты, наши отношения были уже на исходе. Конечно, развод не прошел для меня безболезненно. Я осталась без семьи, без работы. Пришлось начинать жизнь заново. Но в какой-то степени это даже нормально. Ведь в трудные моменты происходит переоценка ценностей, меняется взгляд на жизнь, человек мудреет. Если заняться самоанализом, то можно вычислить периодичность, c которой стихийные бедствия обрушиваются на твою жизнь. У одних – каждые пять лет, y других – 10…

– Не даром говорят, что существуют особые жизненные рубежи – возраст Христа – 33 года, или, например, кризис среднего возраста…

– Этому есть объяснение. Экзаменовки, которые устраивает нам жизнь, связаны в астрологии c движением Сатурна. Эта планета – наш главный духовный учитель. Когда мы рождаемся, Сатурн находится в определенной точке, и возвращается в нее ровно через 29 лет. Тогда начинаются серьезные проверки на зрелость личности. Это первый звонок, который заставляет каждого из нас осмыслить прожитой опыт и понять, что для тебя важно, кто ты такой, для чего родился? И если человек к 29 годам сам не осознает законов жизни, если он все еще инфантилен и поверхностен, то ему придется туго. Будет так трясти, что мало не покажется. Длительность периода испытаний зависит от личного гороскопа человека. Но обычно он заканчивается в 33-34 года, когда ты начинаешь чувствовать фундамент внутри себя. Приходит первое знание жизни. A до этого – сплошной хаос, все познается методом проб и ошибок… И еще очень важен возраст 40-42 года. Особенно для мужчин, потому что для них в это время решается вопрос жизни и смерти. И если их духовный рост прекращен, они либо уходят из этого мира, либо для них все – семья, карьера – заканчивается катастрофой. Падать придется c большой высоты.

– Вы говорили o своей творческой невостребованности, но ведь Вы прошли конкурс на участие в “Метро” получили роль, репетировали, a потом вдруг, не дождавшись премьеры, покинули мюзикл. B чем причина?

– Жаль, конечно, что так получилось. Мне очень нравилась музыка в этом спектакле, и я не хотела его покидать. Но на каком-то этапе продюсеры вдруг решили, что я не вписываюсь их концепции. Ведь было заявлено, что в мюзикле задействованы только непрофессиональные актеры. A c моим участием этот рекламный ход подвергся 6ы большому сомнению. У меня за плечами уже имелись роли в кино, театре, по телевизору крутились мои клипы, поэтому выдать меня за 16-летнюю девчонку c улицы было 6ы сложно. K тому же y меня начались интенсивные репетиции в Моссовете, и времени на “Метро” катастрофически не хватало. A второй раз оставить театр я не рискнула.

– Кстати, как в театре восприняли ваше возвращение?

– Я безумно соскучилась по “Моссовету”. Но это не я попросилась обратно – меня пригласили. Однажды, совершенно случайно, я встретила Сережу Виноградова. Он сказал, что главреж ищет актрису на главную роль в “Куколке”. Оказывается, они вспоминали меня и интересовались, чем я занимаюсь. Сережа спросил: “Если тебе предложат вернуться – согласишься?” Я ответила, что ни на кого зла не держу. Больше всего меня поразило то, что все в театре были рады, что я вернулась. Все улыбались, поздравляли. И это вдохновляло. Так я стала играть в “Куколке”. Затем появилась роль в “Мамаше Кураж”. A в июне прошлого года, когда исполнилось 10 лет спектаклю “Иисус Христос-суперзвезда”, мне по старой памяти предложили сыграть Магдалину.

– Изменилась ли Ваша трактовка ее образа?

– Нет, для меня она всегда была женщиной, которая любит настоящей – жертвенной любовью. Иисус для нее не пророк, не миссия, a прежде всего дорогой сердцу мужчина. Со временем роль выстоялась, как вино, приобрела целостность, исчезла эмоциональная суета. A вот c героиней пьесы “Куколка” y меня появилась проблема. Такое ощущение, что я ее перерастаю. Я меняюсь, мудрею, a она – нет. На одном из недавних спектаклей я решила наполнить ее своим эмоциональным опытом, сыграть по-другому. И вдруг ощутила диссонанс: ведь девушке 19 лет, и она просто не может чувствовать, как я, взрослая женщина. Роль стала рассыпаться, и я поняла, что нельзя экспериментировать, надо поддаваться законам пьесы и ее образам, иначе начнется разрушение.

– Я слышала, что Вы собираетесь заняться продюсированием…

– Я пыталась достать деньги на спектакль “Двое на качалех” и сыграть там главную роль. Мне очень близка ситуация главных героев. Мужчина и женщина встречаются именно тогда, когда y них обоих ничего не склеивается в жизни. Они пытаются найти себя, но y них нет сил, чтобы идти вперед. Они берут тайм-аут и начинают просто жить вместе, заботиться друг о друге. Но их отношения не заканчиваются браком. Они понимают, что судьба столкнула их только для того, чтобы они вытащили друг друга из ямы, в которой оказались, чтобы поверили в себя и разошлись в поисках своего пути. Я представляю это как драматический спектакль, в ткань которого вплетены музыкальные номера – напоминает брехтовский прием. Должно получиться зрелищно и оригинально. Но изменения в личной жизни на некоторое время отвлекли меня от поиска спонсоров.

– Вы имеете в виду свое замужество?

– Да. B январе я вышла замуж за актера Алексея Нилова. Мы познакомились c ним в Питере на съемках фильма “Королева бензоколонки” для сериала “Улицы разбитых фонарей”. Он там играет капитана Ларина. У нас была любовь по фильму. И как-то незаметно для обоих она перекочевала в реальную жизнь. Леша – необычайно талантливый человек, причем в разных областях. Великолепно рисует, пишет стихи. B Минске идут две оперы, написанные по его либретто. Он занимается переводами английской прозы, увлекается японской средневековой поэзией. Абсолютно не привязан к вещам и деньгам. Очень галантный и даже несколько старомодный в отношении к женщине: при встрече целует ручку, любит дарить цветы, говорить комплименты. Сначала Леша сделал мне предложение, потом, как положено, просил моей руки y родителей. После регистрации мы вдвоем отправились в отель в номер для новобрачных – потрясающей красоты голубой зал c амурчиками, золотой лепниной на стенах, c белой мебелью в стиле барокко. Я зашла и обомлела, увидев повсюду орхидеи и лилии. Леша превратил номер в оранжерею. Это был как сон, чудо. Все произошло так, как я себе представляла. A потом мы сняли дом загородом, куда пригласили друзей.

– Интересно, как вы представляете себе семейную жизнь, если живете в разных городах? Вы – в Москве. Алексей – в Питере.

– Я не думаю, что местожительство – большая проблема. Мы c Алешей прекрасно договариваемся обо всем. Он не требует от меня, чтобы я бросила театр, переехала в Питер и посвятила себя только ему. Будем искать совместные проекты, чтобы работать, не разлучаясь.

– Вы увлекаетесь астрологией. Наверняка “просчитали” ваш брак?

– Мне так всегда хотелось, чтобы в моей жизни появилось что-то настоящее. Я не верила, что смогу прожить без хорошей семьи, детей. И вот когда совсем уже не ждешь чуда, смиряешься и думаешь, ну будь как будет, оно вдруг приходит, так естественно и так просто, что сначала даже и не веришь, что это то самое. A потом понимаешь, что не ошиблась, что мечта сбылась. C самого начала все складывалось так удачно, как будто звезды хотели, чтобы мы были вместе. Роль мне дали неожиданно, специально сценарий для меня написали. Познакомились мы 1З ноября – это число трансформации. Оно интересно тем, что в этот день человек может менять судьбу. И только от него зависит, в какую сторону. Для думающих людей бояться нечего. По большому счету все, что ни происходит, все к лучшему. Смотря как понять, оценить ситуацию, себя, и главное – сделать правильно следующий шаг. B день свадьбы творились чудеса. На три часа в Питере включили солнце. Было ясное морозное утро, на дорогах сухо, чисто, хотя накануне шел мокрый снег и кругом была грязь. Так что сами небеса благословили нас.

Мила СЕРОВА
“Театральный курьер”, №5(51), май 2002
Материал предоставлен Ириной Климовой