“Доверять сердцу” (Газета “Любовь”, 2004 г.)

Существует ли судьбы, и можно ли ею управлять? Есть ли знаки, подсказки, которые посылает нам жизнь, чтобы мы могли избежать новых ловушек? Актриса театра Моссовета Ирина Климова считает, что мир каждый день разговаривает с нами, а чтобы понять его символы, надо прислушиваться к своей интуиции и доверять сердцу.

– Почему-то больше всего страданий приносит любовь. Она как-будто ослепляет тебя, чтобы ты не видел никаких знаков судьбы.

– Скорее всего, мы сами не хотим ничего замечать, чтобы вопреки обстоятельства добиться своей цели. Мы несколько лет с Валерой (актёр Валерий Боровинских – первый муж Ирины – авт.) прожили в гражданском браке, и это я настояла на том, чтобы оформить отношения, потому что надеялась, что всё-таки появится ребёнок, а ещё мне очень хотелось, чтобы всё было, как у людей – свадьба, гости, фотографии, которые бы я потом показывала своим детям. Где-то за год до свадьбы Валерка купил мне обручальное колечко: “Ты же хочешь замуж, – сказал он, – на тебе кольцо”. Я была рада, мне нравилось чувствовать себя замужней женщиной.

И все же мне был крайне важен момент бракосочетания как факт подтверждения серьезности договора между мужем и женой. Но события складывались против нашего союза. Так получилось, что в тот день, который я наметила, все загсы в Москве были закрыты. Единственная организация, которая открыла нам свои объятия, была церковь. Правда, венчали нас с нарушением правил, потому что без свидетельства о браке церковь не должна проводить церемонию. Но мы внесли пожертвование и обошли закон. То есть уже поступили против воли судьбы.

И с кольцами тоже непонятная история вышла. У меня уже было золотое колечко, а Валерка долго искал серебряное, но не нашел, что хотел, и в результате взял перстень у друга. И свадебное платье я не сумела подобрать, пришлось идти в церковь в концертном наряде, в котором я накануне выступала на “Овации”. В общем, все было как-то несерьезно. А тут еще во время венчания у Валеры в руке погасла свеча — дурной знак. В конце обряда священник подарил нам две венчальные иконы — Иисуса и Божьей Матери. По дороге домой я вдруг обнаружила, что крест на иконе Иисуса сломался. Судьба как бы говорила нам “нет”, а мы упорствовали. И все равно ничего не добились. После венчания наш брак стал быстро разрушаться. И через два года мы расстались.

– Развод тоже сопровождался знамениями?

– Когда я приехала в Московскую патриархию забирать документы, начался страшный ураган. Стало темно, поднялся ветер, град барабанил по машине так, что я думала, треснет лобовое стекло. Но мне не было страшно, я воспринимала ту бурю как очищение, конец какого-то этапа в жизни. Кстати, ни я, ни машина, ни мой дом тогда не пострадали.

– Однажды ты призналась, что не хотела бы второй раз выходить замуж за артиста. И все же вышла. Это была судьба?

– Сама не понимаю, как так получилось. Я была уверена, что актерская профессия противоречит мужскому самосознанию, она очень зависима, ведь тебя все время выбирают, ты как бы стоишь на витрине и обязан всем нравиться. Надо еще учесть, насколько сложно сейчас заработать деньги в этой профессии, поэтому быть мужем и отцом, содержать семью и чувствовать себя хозяином положения актеру невероятно трудно. И хотя жизнь распорядилась вопреки моим желаниям, я четко знаю — наш брак с Алешей (актер Алексей Нилов, известный по сериалу “Менты” как капитан Ларин — авт.) не случаен. Еще за полгода до встречи с ним я чувствовала: что-то должно произойти в моей личной жизни, я кого-то ждала. И поэтому много везде бывала, ездила на все встречи и презентации (что я не очень люблю делать), надеясь, а вдруг что-то случится? И дождалась.

Для меня был совершенно неожиданным и странным звонок из Питера: “Ну что, вы выезжаете?” — спросили меня таким тоном, будто все уже решено и я знаю, о чем идет речь. “Конечно, я поеду, но вы хоть скажите, куда?” — удивилась я. — “На съемки, мы вас ждем”. Оказалось, что сценарий “Королевы бензоколонки”, одной из серий “Ментов”, еще полгода назад был написан специально для меня. Но что любопытно: если бы мне позвонили не осенью, а летом, то моей бы свадьбы с Алешей не случилось, потому что я тогда была еще замужем. В июне я получила развод, а в ноябре мы познакомились. У него к моменту съемок тоже закончилась личная история, так что мы оба были абсолютно свободны.

– Ты ведь поехала сниматься в Питер простуженная, с высокой температурой. И все ваши отношения зарождались на фоне болезни. Впрочем, говорят, любовь — это тоже разновидность заболевания.

– Нет, она не болезнь, это особое иллюзорное, энергетически повышенное состояние, я не очень его люблю, оно довольно опасное — находясь в нем, ты легко можешь принять обман за правду.

– А с другой стороны, не заболей ты, и не ухаживай Нилов за тобой, может, вы бы и не сблизились?

– Наверное так. В первый день он и в гостиницу меня отвез, и чаем напоил, дал мне номер своего мобильного, сказал, если что — сразу звоните, то есть, проявил рыцарскую заботу, что было очень приятно. На второй день предложил поужинать в ресторане. Я сначала согласилась, а потом подумала: зачем я это делаю, мне же это все совершенно не нужно? И мгновенно срываюсь с места: ой нет-нет, мне надо выспаться, завтра рано съемки — и быстро сбегаю. Я плохо себя чувствовала, мне ничего не хотелось. Я абсолютно не понимала, о чем говорить с не знакомым мне артистом, я ведь никогда не смотрела “Ментов” и понятия не имела, кто он, что он. Мой интерес к Алеше проявился, лишь когда мы стали активно общаться на площадке. Он ходил вокруг меня кругами и рассказывал всем, что не понимает, что с ним происходит, и при этом многозначительно поглядывал в мою сторону. Мне льстило, что молодой человек, приятный в общении, интеллигентный, вежливый, остроумный увлечен мной, но никакой эйфории я не испытывала. На третий день я согласилась пойти с ним в кафе. Как-то незаметно разговор сам вырулил на серьезные темы — семья, брак.

Когда я узнала, что Леша несколько раз был женат и что он практически не воспитывал своих детей, я сразу решила — нет, это не мой человек, пора прощаться. Но он был такой обаятельный, галантный, всегда подавал руку, помогал нести вещи. После того ужина в кафе он не просто поймал такси, оплатил дорогу, но главное — сам сел в машину и проводил меня до номера, затем пожелал спокойной ночи и удалился. Я была просто сражена его джентльменскими манерами. И когда вскоре я уехала на пару дней в Москву, то обнаружила, что скучаю по Леше. А вернувшись, увидела, как он искренне рад мне и нисколько не скрывает, что сильно соскучился. И с того момента мы стали потихонечку приближаться друг к другу. Все складывалось именно так, как нам хотелось. Съемки задержались, и мне пришлось остаться в Питере. Мы оба были счастливы.

– А когда возникло ощущение неотвратимости происходящего и уверенность в том, что бы ты ни делала — тебе уже не избежать судьбы?

– Я решила, что на этот раз никакой инициативы сама проявлять не стану. Пусть мужчина делает выбор. Я только для приличия, уезжая в Москву, пригласила Лешу в гости. И он через неделю прилетел ко мне. Я ждала его дома и почему-то задумала: если придет с цветами, то выйду за него замуж. И тут вдруг вижу, что он несет огромный букет желтых хризантем. Сердце мое екнуло, я решила, что это не случайно. Потом он буквально заваливал меня цветами. Артисты любят эффектные жесты и поступки. Леша пришел к моей маме, подарил ей роскошный букет, конфеты и попросил у нее моей руки. Все было как в кино — красиво, можно было рукоплескать по окончании сцены.

– А тебе он как сделал предложение?

– Однажды прилетел из Питера и с порога заявил: “Я хочу сказать тебе что-то очень важное”. Я думала, замуж позовет. А Алешка вдруг огорошил: хочу стать отцом и чтобы ты была матерью моего ребенка. Чем сразу же сразил меня наповал — это было самое большое мое желание. Нилов — гениальный психолог, у него поразительная интуиция, на грани ясновидения. Он великолепно чувствует людей, и мне кажется, в этом случае он знал, что именно я хотела услышать. Для приличия я ответила ему, что мне нужно три дня на раздумье. Почему-то у меня было ощущение, что надо соглашаться.

– А не пугало, что вы знакомы всего два месяца?

– В ночь перед свадьбой я вдруг четко осознала, что не вижу будущее у нашего брака, ведь мы живем и работаем в разных городах. Я Алеше все время об этом говорила, а он отмахивался, мол, все решится само собою. Я просидела полночи в ванной в своей московской квартире и проревела. И вдруг рано утром раздался Лешин звонок. “Что случилось? — спросил он — Ничего, говорю. — Нет, не обманывай меня, я не смог заснуть всю ночь, я чувствую, что-то случилось”, — настаивал он. Вот тут я окончательно поняла, что это точно судьба. Его феноменальная способность настраиваться на меня поражала. И потом часто случалось так, что я начинала фразу, а он ее заканчивал. Или у меня в голове звучит мелодия, а он начинает ее петь.

– И никаких сюрпризов во время свадьбы не было?

– Мы задумали определеннее число, и Алеша очень легко договорился с загсом. После регистрации мы отправились в отель в номер для новобрачных, затем неделю провели в коттедже на Финском заливе. Все получилось великолепно, за исключением колец. Леша купил дорогие кольца из платины, но они оказались нам обоим велики, потом, после свадьбы, мы отдали их на переделку, и мое так ужали, что оно стало мало. Пришлось расширять.

Был еще один неприятный знак. Мы все время дарили друг другу сувенирчики. Я купила Леше хрустальных птичек-пафин — символ верности. А он мне ответил на 8 Марта двумя хрустальными лебедями. И когда я вытаскивала из коробки его подарок, то нечаянно сломала лебедям шеи, и они рассыпались у меня в руке. Я очень расстроилась, мне казалось, что это плохая примета (улыбается). Лебединой верности нам уж точно не видать… Все складывается так, что судьба разводит наш союз. Нам с Алешей обещали, что по новому контракту, который должен был начаться в декабре прошлого года, будет придумана новая сюжетная линия капитана Ларина. По сценарию он должен был переехать в Москву и жениться на Наташе, моей героине, то есть мы бы вместе с мужем снимались и у нас наконец-то была бы возможность жить в Москве. Но буквально перед началом съемок вдруг выяснилось, что по финансовым причинам весь проект перенесли в Питер. И вновь наши планы на совместную жизнь оказались невозможны. Что это, судьба?… не знаю…

Июль 2004 г.
Беседу вела Мила Серова
Материал из личного архива Ирины Климовой